понедельник, 26 ноября 2012 г.

Чужая музыка, но чужая не совсем


Дамы и господа, позвольте представить вам две новые песни, которые не мои, но к созданию которых я имею косвенное отношение. В роли, хм, ну скажем, музы.

Краснодарско-питерская группа Ministry Of Truth выпустила новый альбом под названием "Искусство саморазрушения" (альбом, должен заметить, совершенно восхитительный - заявляю это без всякой связи с моим "косвенным участием").

На альбоме есть, в частности, две нижеследующие композиции.

"Город, не прикасайся ко мне".
Эта строчка, которая легла в основу песни, появилась на свет благодаря Гугловскому переводчику: таким образом он перевел на русский язык фразу "Touch-Me-Not City" - англоязычное название моей песни "Город-недотрога" из репертуара Злых Кукол.

Этот перевод так воодушевил лидера MOT Минитра Звуков, что он написал целую песню:



Вторая песня называется "Кости моих врагов".

Тот, кто читал "Лис Улисс и потерянный город", возможно, узнал эту строчку - так звучал поэтический опус одного из крысиных бандитов: 
         

- ...мой друг, - он обнял за плечи молчаливого третьего крыса, - пишет изумительную прозу.
  Крысиный прозаик потупил взор.
  - Стесняется, - объяснил главарь. - Ну, не смущайся, друг. Давай, покажи господину критику свои творения. Он с удовольствием осчастливит тебя отзывом. Правда, господин критик?
  - Правда, - глухо произнес Флюгер, стараясь не обращать внимания на руины, в которые превращает его кухню второй крыс.
  Поддавшись уговорам главаря, прозаик протянул Флюгеру мятый листок бумаги.
  Творение крысиного гения оказалось коротким:
  
  Кости моих врагов
  Под полуденным солнцем белеют кости моих врагов.
  
  - Ну как? - спросил главарь, выразительно погладив клюв.
  - Феноменально, - осторожно ответил критик.
  Крыс-прозаик радостно ахнул, а второй крыс, который ни на секунду не прекращал инспекцию кухни, в очередной раз что-то разбил.
  - Подробней! - потребовал главарь.
  - Четко, лаконично, ничего лишнего, - выпалил Флюгер.
  - А что насчет глубины?
  - Глубина глубокая. Я чуть не утонул.
  - А выразительность?
  - Потрясающая! Я буквально вижу - полуденное жаркое солнце, выжженная земля, простирающаяся на десятки миль вокруг, и на ней белые кости врагов, вокруг которых шныряют скорпионы и тарантулы, нещадно жаля попадающихся им на пути муравьев!
  - Ого... - удивленно подал голос прозаик, узнав о неожиданных глубинных пластах, что скрывало в себе его произведение.
  - А как насчет стиля? - поинтересовался главарь под хруст ломающихся стульев.
  - Уникально.
  - И все?
  - Нет. Еще напоминает лучшие образцы.
  - Хм... Господин критик, а вы не находите, что у моего друга потрясающее чувство слова, умение выделять основное, безжалостно отбрасывая, или, точнее, вырезая все ненужное, использовать полную гамму чувств и богатую палитру образов? Не кажется ли вам, что это настоящая литература, которая останется в веках?
  - Точно! - с готовностью согласился Флюгер. - Я как раз хотел все это сказать. Спасибо, что опередили.
  - На за что. Я просто выполняю вашу работу.




Получившаяся песня вполне могла бы стать саундтреком разграбления города Вершины крысиными ордами, не так ли?